КУДА  УЛЕТАЕТ  ЗВОН? (заметки N-ского звонаря)

 За церковной калиткой стоял мальчишка и слушал колокольные звоны. Он знал, что в эти часы его никто не обнаружит, можно спокойно слушать, даже прогу­ливаться вдоль ограды и размышлять. На вид ему было лет двенадцать. Резиновые сапоги по осенней погоде, залихватский шарф, как-то по-особенному закрученный и завязанный на шее, весело раскрашенный рюкзачок за спиной. В руках у паренька был поводок, которым он невольно отбивал такт по своему колену, вслед за колоко­лами. Собаки поблизости не было видно.
      Размышления у мальчишки были не сложные и вполне соответствовали его юному возрасту и пытливому уму.
      «Куда уходит этот звук?  Такой сильный и протяжный, такой большой... и почти бесконечный... - Он подбирал и не находил слов. - До какой, интересно, высоты, он долетает? До тех верхушек деревьев или выше?  До облаков доберется или нет ? Вряд ли,  наверно не дотянет!..»

      Подросток часто после школы приводил свою любимую собаку в эту сосновую аллею и прогуливался с ней к морю. Лопоухий друг его с охотой гонялся за чайками на берегу, но стремился не догнать их, а просто попугать, даже поиграть с ними.  Чайки не могли разгадать игрового настроя добродушнейшего пса и с недовольными криками перелетали с места на место.


     Хозяин пса наблюдал за этими гонками, представлял себя в роли преследователя кого-то поопасней, чем чайки, слушал заливистый лай, перемешанный с тревожными птичьими голосами... И однажды, не сразу отличил в этих звуках еще что-то, а точнее медленно вырастающий над всеми шумами особый звук, очень объемный, с непере­даваемыми красками, волнующий гулкий звон, который будто бил по сердцу.
      Невольно захотелось пойти навстречу этому звону и посмотреть из какого места он доносится. Так впервые мальчишка столкнулся со звучащими по особенному рус­скими церковными колоколами.
       Как в первый раз, так и во второй, и в третий... и сколько уж их было и не со­считать, паренек не решался перейти ту грань, которая разделяла привычную прогу­лочную тропу и тот мир, который скрывался за оградой. Очень таинственный, непо­нятный и в то же время интересный и притягательный!

      Поэтому он бОльшую часть своей прогулки, оставляя увлеченного чайками друга на берегу, сам стоял около калитки или бродил вокруг ограды, из-за которой лились эти бередящие  душу звуки.

     Чего хотел мальчишка? Точно он и сам не знал. Конечно, интересно было бы войти  т -у - --д а, посмотреть, потрогать эти чудо-колокола... Но ему становилось как-то не по себе, когда из-за калитки выходила высокая фигура в сером плаще. Лицо старика показалось ему очень суровым и неприступным. Сам паренек в это время стоял боком к калитке с самым независимым видом, а потом стал свистом вызывать с берега свою собаку.
        Старик вначале не обратил на него никакого внимания, и потом, казалось, тоже не обращал. Так решил мальчишка, бережно храня свою тайну. Он уже знал пример­но, когда откроется эта калитка, и появится серый плащ, поэтому успевал скрыться за широкими бронзовыми стволами высоченных сосен. Березы так хорошо не укры­вали его худенькую фигуру.
       Наивный чудак! Звонарь его давно приметил, даже почувствовал, что мальчику не хочется быть обнаруженным и решил до поры до времени его не тревожить. «Такие сами приходят!», - улыбался он самому  себе, а мысли ныряли куда-то вглубь, вычерпывая из памяти воспоминания за воспоминаниями, картинки из прошлого, чаще из далекого прошлого, как это часто и бывает у стариков...
      Он ведь тоже стоял когда-то подолгу у той колокольни, откуда первый раз  услышал звоны местного приходского звонаря. И билось сердце, и не хотелось уходить, а подняться на колокольню было страшно, да и кто бы разрешил ему..? «Что же делать?!» - сам собой вырывался  наболевший вопрос.
       « Посади саженец деревца, сынок!, - вдруг обратилась к нему в такой момент ка­кая-то старушка в платочке, одна из тех, кто всегда хлопочет на церковном дворе и бегает туда-сюда после службы. Возможно, она по слепоте своей приняла его за од­ного из мальчиков-алтарников.-  Поднимись, голубчик, к Палычу на колокольню, он тебе все покажет.!..Наш незаменимый — и звонарь, и садовник», - это она произнес­ла уже себе под нос, так, что  никто не слышал ее последней реплики.
      А после этого случая у местного звонаря появился ученик...

     Неожиданно  громко просигналила машина и резко затормозила. Старик очнулся и тут же потерял канву воспоминаний. Он чуть было не попал под машину...
 «Выбрался, старый! Благодари Бога!...- пробурчал он самому себе.  -Про веревку-то и забыл!» Ему надо было приобрести крепкую не тянущуюся веревку для связки за­звонных  колокольчиков, и он решил зайти в хозяйственный магазин.

« А видел ли я еще когда-нибудь ту старушку, в платочке, благодетельницу мою?  Или нет... ?» -пронеслась в голове обрывочная мысль и погасла. Дверь магазина хлопнула, поглотив высокую и чуть сутулую фигуру Звонаря.