МОРСКАЯ  ЗВОННИЦА (заметки N-ского звонаря)

      В плеске волн своя мелодия, свой ритм.

      Звонарь любил сидеть на берегу моря, на каком-нибудь отшлифованном плоском камне,  смотреть в открытое водно-серебристое пространство и слушать стихию. Плавно накатывает волна -плеск! - пенится у берега; за ней - вторая, третья...плеск-плеск... и все с одним и тем же интервалом, с одинаковым шуршанием о прибрежную
 гальку . Прилив -отлив, снова
прилив.... Кажется, что море тихо мурлычет самому себе что-то под нос, не обращая ни на кого внимания. «Плеск-плеск, прилив-отлив...»

    Сла-ва,   сла-ва, Гос- по -ду  сла-ва!  Подбирает Звонарь ритмический рисунок к плеску волн. И  стихия славит Творца, и плавно в такт ударяет волнами о берег. Морской благовест!


    Скоро покажется на горизонте большой белый корабль. Звонарь выбирал всегда  одно  и тоже время для прогулки и уже знал, какие события будут разворачиваться перед его глазами. Корабли ходили здесь строго по расписанию.



 
  Вот слышится гудок и следом один громкий удар в колокол. «Хорошо рында звучит, как набат!», - почти автоматически проносится в голове звонаря. Показалось величавое белоснежное чудо. Многоэтажное корабельное существо, наполненное жизнью. Сколько разных судеб, сколько сердец бьется в каждой каюте, за каждым маленьким, почти невидимым оконцем иллюминатора..! Быстрее побежали волны к берегу, вода будто вся всколыхнулась, запенилась и с шумным плеском вырвалась на сушу. Морская звонница использует всю свою голосовую па­литру, и звуки моря затопляют бесконечно синий простор вокруг.

     А вот и неизменные корабельные сопровождающие — чайки!  Они либо зависают над палубами, либо быстро-быстро облетают корабль с разных сторон, ожидая уго­щения от путешествующих. Хоровод чаек, белые круги над водой! Характерные гортанные крики птиц, как ни странно, ничуть не нарушают гармонию звуков, наобо­рот удачно вплетают в общее многоголосие свой причудливый рисунок.


 
 Звук способен заполнить любое пространство, подчинить себе даже внутренний на­строй. Из грусти можно вынырнуть и взбодрить душу колокольной россыпью, например, когда бегут, догоняют друг друга и снова рассыпаются в разные стороны веселые звоны, звоны-пoпрыгунчики.

      Весь погруженный в неспешные думы, Звонарь и не почувствовал сразу капли до­ждя, усеявшие плоский камень, на котором он сидел, да и его собственную одежду впридачу. Дождь был в этих краях еще одной стихией, которая врывалась в жизнь безо всякого предупреждения,  заявляя о себе в полный голос.  Звонарь заспешил в храм, под крышу своей звонницы. Скоро вечернее бого­служение!

     По металлической крыше колокольной беседки звонко били капли усилившегося до­ждя. Благовестник  включился в перезвон. Сорок призывных ударов, сорок раз про­читанная Иисусова молитва. Хорошо! Звуки природы, звоны колоколов!  Стихия и ритм...Первозданность и творение древних мастеров-литейщиков, вдохновленных пророческим сном святителя Павли­на Милостивого! Сколько в них общего, стихийного и недоступного, отрывающего мысли от земных забот!  Но лишь звоны колоколов безусловно напомнят нам о Родине вечной, Родине небесной... «Скучает душа  моя по Тебе, Господи!»