СКОРО  УСЛЫШИ  МЯ! (заметки N-ского звонаря)

       Колокольный мир в очередной раз приветствовал Весну! Все оживало и пробуждалось... Проснулись дни  и наполнились светом, и сразу как-то выросли и похорошели.  Ожили звуки и проникли в каждую щелочку, за­топили собой все пространство: свистом, щебетом, трелями, переливами, и еще капелью, и первыми грозами, и журчанием ручейков...
   Из почек вырвались к свету крохотные нежные листочки и улыбнулись солнцу! Цветовая гамма тоже очнулась от спячки и разукрасила жизнь. Будто невидимая рука Художника касалась кистью то там, то здесь... и, все расцветало вокруг!
        « Скоро, скоро.!..» - звучали слова молитвы,  согревая сердце радост­ным предчувствием. «Вонми души моей и избави ю.» С этим великим прокимном все вступали в  Великий пост...

       Шесть недель остались позади. Подходила к концу и Страстная сед­мица.
       Колокола еще отзывались болью последних дней Страстной недели, но в глубине души уже пробивались ростки Воскресного торжества!

        «Скоро-скоро!» - думалось и старому Звонарю, который, не смотря на прошедшие годы-  лета и  зимы, и дождливые осени, пробежавшие слов­но один миг,— Пасхальную Весну всегда ждал с нетерпением и как  будто первый раз!

        Вот и тогда, в далекие и близкие сердцу лаврские времена, при­ближалось Воскресение Христово. Молодые семинаристы — студенты по­следнего выпускного класса Духовной семинарии- особенно трепетно ожидали этот День, когда они, возможно в последний раз в своем студен­ческом кругу будут вместе молиться в Пасхальную ночь!
       После выпуска из Духовной школы для многих из них наступит пора совсем других испытаний. Будущие батюшки уже выбрали будущих мату­шек, и, после выпускных экзаменов, готовили сразу несколько венчаний в том храме, где звонил их сокурсник-Звонарь...

 

       Любимый профессор был нередким гостем на высокой колокольне. Кое чего он уже достиг: например, неплохо разбирался в традициях и ма­нере исполнения различных колокольных звонов, и у него самого уже по­лучались несложные трезвоны на всех колоколах.  После звонов, они со Звонарем обычно вместе спускались с многоярусной колокольни и шли пить чай к профессору домой, который жил совсем рядом с Лаврой. Зво­нарь получал особое разрешение на эти часы.

       «Скоро-скоро...»...- Уже витало в воздухе  и разносилось колокольным звоном по всей округе...
 Студент-звонарь с поникшей головой сидел напротив профессора в его домашнем кабинете. Янтарный чай в тонкостенном стакане в старинном подстаканнике медленно остывал.
 Профессор все знал о нынешнем грустном настроении своего подопеч­ного. «Старец», - как с той первой встречи их в лаврском дворе, привык в мыслях своих называть его семинарист, - был очень добр к нему.

    «Что ты можешь мне сказать о своем теперешнем духовном состоянии? - чуть помолчав, спросил профессор. - Не о душевном, которое и слепой разглядит в твоих глазах, - а именно о духовном состоянии?», - уточнил профессор.
      Звонарь молча и вопросительно смотрел на него, мысленно подбирал слова, но так и не нашел, что сказать.
       «А ты думаешь, -  кто-нибудь может ответить на этот вопрос? - продолжал профессор.- Что именно ему  полезно для его жизни?  Какой выбор надо совершить в эту самую минуту или в этот конкретный период?...Какой жизненный опыт окажется спасительным и наилучшим для его души?...

      Студент сделал глоток чая, ему вдруг послышался далекий колоколь­ный звон...

     « Полезней ли человеку учиться в Консерватории или в Регентской школе? Полезнее  быть богатым или бедным? Здоровым или больным? Ты слышишь меня? Ой, как важно понимать это и не противиться  воле Божи­ей!» - профессор размешивал маленькой ложечкой чай, чуть позванивая о стеклянные бока.

    «Господь благ и только благ», - вспомнились вдруг студенту слова Ан­тония Великого, раннехристианского подвижника. Звонарю все отчетли­вее  слышались мерные удары большого колокола... Откуда это?...

     «Ответь мне, пожалуйста, - допытывался профессор, - ты определенно знаешь, что в конечном счете будет полезнее для тебя?  Быть семейным человеком, какими в скором времени станут некоторые твои однокурс­ники, - или искать другой путь? Конечно, по собственному выбору, кото­рый всегда остается за тобой! И он, твой выбор, будет  тоже всегда соот­ветствовать твоему конкретному духовному состоянию. Вот, тому состоя­нию, которое у тебя сейчас, в данный момент... А потом? Потом будет все меняться. И ты сам...Духовный опыт накапливается с годами... Только трудись над собой, много трудись, и многое откроется...» Понимаешь меня?

      «Милосердие выше справедливости, - вспомнилась Звонарю еще одна цитата из творений святых отцов, кажется, преподобного Ефрема Сири­на.- Кто бы сейчас жил на белом свете со всей своей бесконечно грехов­ной природой, если бы все происходило по правосудию, а не по милосер­дию Божию?!»...
     Вывод напрашивался сам собой.
     «Бог ей судья, и Он милосерден... А я кто? Только  себя жалею  каж­дую минуту »,- с раскаянием подумал Звонарь, прощаясь мысленно с де­вушкой со светлыми косами, студенткой выпускного класса  Регентской школы...Она  тоже выбрала иной путь, чем многие ее однокурсницы, иду­щие в скором времени под венец...

     «Уверяю тебя, - снова после долгой паузы произнес профессор, - все происходит только для твоего блага и укрепления твоей духовной сущно­сти, а значит и для твоего Спасения...»
      Сильный кашель прервал его слова. В профессорском кабинете воцарилась тишина.

   «Что-то сдает мой дорогой старец, - подумал студент-звонарь, - как бы ободрить его?»
     Чай допивали молча.


        До чего прекрасна Пасхальная служба!    Какой радостью отзывается в душе каждый возглас священника, каждое песнопение, весь смысл происходящего богослужения! Семинарист без устали бегал вверх-вниз, отмечая звонами все важные моменты пасхальной ночной службы. Лица светились, сколько их было родных и незабываемых вокруг! И как хорошо было вместе искать тот единственный путь, который выбрал для себя много лет назад весь христианский мир...



      А утром, выйдя из храма, все увидели совсем юного первокурсника-семинариста, который бежал куда-то и на ходу громко и радостно всем сообщал: «Христос Воскресе!  Христос Воскресе! - и совсем уж по-маль­чишески кричал: «У-рр-а!» Румянец во всю щеку, взъерошенные пшенич­ные волосы, сияющие глаза — весь его ликующий вид, горячий юноше­ский порыв, стремительная потребность поделиться переполняющим сча­стьем —  все это надолго поселилось в памяти Звонаря!

      Не спавший всю ночь Ветер легко пробежал по струнам, соединенным с Колоколами. И они ответили дружным звоном , возвещавшим  Благую Весть всем, кто мог слышать: Христос Воскресе! Христос Воскресе!