КОЛОКОЛЬНАЯ  СТИХИЯ

       Старый звонарь, когда очень уставал, шел к морю. Был у него любимый прогулочный маршрут. «Морская дорожка» - как еще называл он это путешествие.
       Можно долго идти вдоль моря, бесконечно долго, и эта кромка побережья никогда не закончится.
      Спокойно,
 размеренно текут воды, никакого волнения  в природе, справа от старика - лес, сосны чуть на взгорье, слева шуршит о прибрежную гальку прибой. На песчаной тропинке остаются едва заметные следы от шагов.
       Вперед и вперед, никуда не сворачивая, пока сама «морская дорожка» не начнет огибать солнечную сосновую рощу, мшистые валуны и вдруг очутится в зарослях  камышей с бархатисто-коричневыми продолговатыми головками. Здесь опасный участок. Камыши так разрослись, что не видно воды, в которой они стоят.
       Старик поднимается вверх по песчаному склону и окунается в лесную прохладу. Вдыхая хвойные и лиственные лесные ароматы, он движется к просвету между деревьями и выходит на открытое пространство. Оттуда виден загадочный, весь трепещущий на ветру, подвесной мост через небольшой морской пролив. Спуск-подъем, еще небольшой спуск и  старый звонарь оказывается на мосту. Под ногами мост еще сильнее раскачивается, чем просто от ветра, словно хочет напугать, а может, наоборот, поиграть с прохожим.


      Путник доходит до середины моста и останавливается. Его «морская дорожка» продолжается и на другой стороне залива, но дальние прогулки совершаются лишь изредка – по самочувствию и по силам. Чаще всего «события под мостом» по-настоящему притягивают внимание старого звонаря.
        Ожидание никогда не затягивается. Но начинается «событие» не сразу, словно его герои тоже ожидают чего-то, а может быть не желают показывать торопливость и нетерпение.
       И вот, один за другим,  из-за поворота выплывают два лебедя, впереди белый, за ним – черный. Грациозные изгибы шей, мягкое, почти неслышное касание воды, сосредоточенность друг на друге. Черный лебедь более крупный и сильный. Он всегда сзади, словно оберегает свою белоснежную подругу, создавая надежный тыл, не давая ей отстать от него. Она время от времени останавливается, прислушивается, как бы желая убедиться, что он здесь, недалеко.
       Они доплывают до моста и ждут, пока Старик  достает пакетик и высыпает в воду свое угощение. Не спеша, с чувством достоинства птицы принимаются за трапезу.
        Старик смотрит на них не отрываясь, удивляется правильности и красоте линий, той легкости и изящности, с какими лебединые головки опускаются в воду, выхватывая оттуда крошки хлеба.
Едва покачиваясь на морских волнах, лебеди еще некоторое время после еды остаются на месте. Можно подумать, что им тоже хочется побыть наедине со старым звонарем и никуда не спешить. Но приходит момент, когда черный лебедь подает своей подруге сигнал к отплытию. Он совершает вокруг нее плавный обход и замирает в стороне, пропуская спутницу вперед. И вот, уже этот черно-белый дуэт едва заметен в открытом море…


      Миг счастья всегда короток. Красота приходит и уходит. А жить надо дальше. Иногда Старику мнится, что колокола висят у него за плечами, и он еле двигается под их тяжестью. Как, например, сейчас, когда появляется почти физически ощущение давления на спину, особенно при спусках и подъемах на этой неровной дороге. «Точно Крест несу», - приходит на ум странное сравнение. Но тут же включается нечто прямо противоположное: «А не они ли тебя несут, Старче? Твои Колокола… Не улетаешь ли ты вслед за их песней, за их колокольным звоном-молитвой?»
       Старому Звонарю становится не по себе от минутной слабости, и он просит прощения у своих верных сослуживцев-колоколов. «И чтоб ты без них делал? Чем жил? – снова, как колокольный перебор, охватывает грусть душу Старика, будто подходит время прощания не только с колоколами, но и со всей жизнью. Морской прибой усиливается, волны бегут быстрее, словно хотят выплеснуть и свою грусть, и свое недовольство собой.
       «Все по воле и милости Его, Творца нашего. - Мысленный колокольный перебор в голове Старика сменяется жизнеутверждающим аккордом «во вся». – И белые лебеди, и черные…И день, и ночь. И все во благо, все для пользы нашей. И новое рождение, и новое понимание, и глубокое приятие всего, что посылается»…
         

              Старый звонарь возвращается той же дорогой. Чуть смеркается, и наливается багровым цветом полоска у горизонта. Высоко уплывают кроны сосен, и золотятся в заходящих лучах их чешуйчатые стволы. Две стихии – морская и лесная, разделенные кромкой побережья….

Лес по-вечернему еще тихо поет и свиристит. Море тяжелеет и темнеет в уходящем на ночь свете. Но как хорошо они себя чувствуют по соседству друг с другом! И та, и другая стихия смотрят в Небо, такое же бескрайнее как Море, такое же таинственное как Лес…
          «А ведь и Колокола,  - вдруг понимает Звонарь, -  пожалуй, тоже своеобразная стихия, с их бесконечными переливами, таинственным воздействием на душу, полнотой в самих себе! Не правда ли?» - Он замедляет шаги. 
          «Какой же я счастливый!»– Звучит внутри колокольная трель. Старик с улыбкой  открывает церковную калитку.
 Впереди приветливо поблескивают золотистые макушки любимой звонницы…

 

                                                                                                              

Стихотворная тетрадь.СЛОВЕСНЫЙ УЗОР

 

Спешишь соткать узор словесный -
И нить прозрачна и тонка,
Как солнца лучик в день воскресный
На паутинке паука.
 
Ты строф раскидываешь сети,
Чтоб рифмой смыслы уловить,
И вьешь, и вьешь узоры эти – 
Прядешь извилистую нить.
 
Пусть так изящна будет пряжа
Из ручейков родной земли,
Чтоб все, и не поэты даже,
Постичь прекрасное могли!
 
Чтоб пела вновь душа поэта -
Как чашу нового вина,
Вы пейте, пейте песню эту
Всю ночь до утреннего дна!
 
Струею букв во всем согласных
Пусть наполняет русло речь,
Вверх по теченью мыслей разных
Стихии чувств пусть будут течь...
 
Блаженно бабочка-читатель
Нектар сбирает со стихов.
Убереги ее, создатель,
От точных рифм неточных слов.
 
Не в том значение поэта –
Мир зря великими назвал
Всех тех, кем сумрачно воспета
Слепая жизнь как идеал.
 
Но в том благая роль поэта,
Чтоб жизнь, пройдя сквозь горы бед,
Была в лучах зари согрета,
Горящей там, где горя нет!

  

Стихотворная тетрадь. КОЛОКОЛЬНЫЙ  СТИХ

                      р.Б. Елизавете
 
Вселенские стихи,
Иной земли стихия,
Мой колокольный звон -
Мой стих, моя Россия.  
Здесь вместо рифмы – ритм,
А вместо смысла – Смысл,
Поэзия любви,
Где вместо страсти – мысль.
И слабый голос твой, 
Качнув стальной язык,
Опять в душе больной
Ты превращаешь в крик!
Чтоб каждый твой удар
Сильнее слова бил,
Чтоб колокольный дар
Молитву сотворил -
Как в пламенных печах  
Сплав звонаря и меди,
В своих колоколах
Творишь молитвы эти; 
Обняв весь мир рукой,
Вмещаешь вечность в миг…
Но слышит ль мир глухой
Твой колокольный крик?

  

Стихотворная тетрадь. ЛАВРСКИЕ КУРАНТЫ

Гремит курантов лаврских бой –
Он сон и праздность прогоняет,
Душа о вечном вспоминает,
Что при дверех уж мир иной.
 
О чем твои куранты бьют?
Что за мелодии святые:
На час сложней, в полчас простые,
В пятнадцать, в сорок пять минут?
   
О чем твой голос нам поет,
К чему так бойко призывает? 
Ах, как красиво он играет -
Нет звонаря, а звон идет!
   
Все ближе, ближе День восьмой:
Уж цифры стали тенью слова,
И время к вечности готово –
Свой пост хранит наш часовой.
  
Но не почить на лаврах мне:
Душа опутана страстями,
Лукавый ум пленен врагами,
Вся жизнь как сон в греховной тьме!
 
О, как прогнать сию напасть?
Постом, молитвой и смиреньем,
А паче – частым Причащеньем,
Вставать, коль довелось упасть.
 
Ты так идешь из строя в строй,
Твои пронзают стрелы время, 
Подходит к сроку жизни бремя –
Рождаюсь в вечность я душой!
 
Кампаны бьют – ура, ура!
Звенит салют под небесами,
Победу славя над врагами
Весь день и ночь, и до утра.
 

Ты шире сердца дверь открой:
Он духа раны исцеляет,
К борьбе с грехами призывает
Курантов монастырских бой!

                      

Стихотворная тетрадь (заметки N-ского Звонаря)

Исследуя найденные в литературных архивах "Заметки N-ского Звонаря", мы обнаружили среди прочих записей отдельную тетрадь. В ней были замечательные, с нашей точки зрения, стихотворные тексты, записанные от руки. Каждый текст был подписан кратко - А.Звонарь.

"Колокольные" стихи сами просились в рубрику "ЭТЮДЫ"...

КОЛОКОЛ

Колокол рассказывал о Господе
Людям из соседнего села.
Медь его старинная, неброская
На молитву жителей звала.
 
Просыпался колокол - чуть солнышко,
Затихал с вечернею зарей.
Человека в мир встречал с пеленушек,
Провожал потом за упокой.
 
Звал людей и летом он, и осенью,
И зимой в сочельную звезду,
А весною звал он всех особенно -
Приходить к воскресшему Христу.


 
Но забыли люди церковь Божию,
Хоть и был их путь к ней недалек,
Колокольчик зря по ним тревожился -
Только на себя беду навлек.
 
Оторвали уши колокольные
Те, кто слышать совесть не привык.
Сбросили на землю недовольные,
Вырвали подкованный язык.
 
Сотню лет молчала медь невесело,
Но когда покаялся народ,
Починили колокол, подвесили -
Снова всех он к Господу зовет;
 
Говорит о вере, о спасении,
Вдаль летит его старинный звон -
Людям из соседнего селения
О любви рассказывает он!